tsentr-region.ru

1000 Брендов! БАДы из Америки - Заказ без посредников

10proc-400

Цены в Интернет-магазине iHerb  2-3 раза дешевле чем  в  России! 

Для получения скидки 10 % используйте  реферальный кодTSH163 (скидки действуют в любой стране)

введите этот код в корзине iHerb.com, и получите скидку на Вашу первую покупку.  

Интернет-магазин iHerb.com >>>   

Бесплатная доставка(Boxberry) при заказе свыше .... .Читать далее ...


 

Рак: только правда.


V. ИММУННАЯ СИСТЕМА НЕСПОСОБНА ЗАЩИТИТЬ ОРГАНИЗМ ОТ РАКА. МИФЫ ИММУНОЛОГИИ

Академик Р. В. Петров (1987) пишет: «Среди лейкоцитов крови человека 30 % составляют лимфоциты.
...Среди лимфоцитов периферической крови человека 55-60 % составляют Т- и 25-30 % В-клетки... Необходимо подчеркнуть, что 10-20 % лимфоцитов не обладают призна­ками Т- или В-лимфоцитов (нулевые клетки). По-видимому, они являются предстадией — клетки еще не завершили свое превращение в Т- или В-лимфоциты. При некоторых патологических процессах (например, при красной волчанке) число нулевых клеток возрастает».

Нам уже известно, что 85-90 % случаев раковых заболеваний вызывается химическими факторами окружающей среды. Определенная часть случаев раковых заболеваний вызывается физическими факторами окружающей среды и онкогенными вирусами. Это дает нам право считать, что организм человека в основном справляется со своими спон­танно мутирующими и постоянно присутствующими в нем десятью миллионами клеток, практически каждая из кото­рых могла бы дать начало опухолевому процессу. Раковые заболевания по большей части развиваются под действием факторов окружающей, а не внутренней среды. Победителем собственных спонтанных мутантов объявляется иммунная система. «Центральной фигурой иммунной системы является лимфоцит». «...Общее число циркулирующих в крови человека лимфоцитов выражается аст­рономической цифрой — 1010».
Однако из этого астрономического количества лимфоцитов многие еще не дифференцированы и еще не могут счи­таться зрелыми лимфоцитами, многие находятся в стадии деления и не могут принимать участия в иммунных реакци­ях, многие оказываются нулевыми клетками и т.д.

Р. В. Петров (1987): «По подсчетам Ф. Бернета, в теле человека содержится в каждый данный момент 1012 лимфоидных клеток. Pодоначальником всех клеточных форм является ретикулярная клетка. Большинство клеток в лимфоидной ткани представляет собой переходные формы между ретикулярными клетками и их производными. Эти формы объединяются общим термином — «бласты».
...Такие клетки, которые способны реагировать на поступление антигена, называются иммунокомпетентными».

Попытаемся определить, сколько реально циркулирующих зрелых лимфоцитов удается обнаружить в крови чело­века. Нас интересуют только иммунокомпетентные лимфо­циты крови, тканевые лимфоциты мы не принимаем в рас­чет, так как иммунные реакции требуют участия комплемен­та сыворотки крови, а следовательно, и лимфоцитов имен­но крови.
Воспользуемся данными из «Справочника терапевта» под редакцией академика И. А. Кассирского (1973).
Объем циркулирующей крови:
                          женщины    3800 мл    
                         мужчины                    5335 мл

Количество лимфоцитов в 1 мм3 крови у взрослых равно 1200-2800 (23-40 % общего числа лейкоцитов).
Простым умножением этих данных мы получаем общее количество лимфоцитов в крови:
женщины    (4,6-10,6) х 106      
мужчины    (6,4-14,9) х 106    

Принимая во внимание, что В-лимфоциты составляют не более 30 % общего количества лимфоцитов (Р. В. Петров, 1987), получаем максимальное общее число В-лимфоцитов:
               женщины              (1,4-3,2) х106                                 
                  мужчины           (1,9-4,5) х 106

В таком количестве в крови человека реально существуют «три типа зрелых В-лимфоцитов», «способные, соответ­ственно, обеспечивать накопление плазматических клеток, продуцирующих антитела IgM, IgG или IgA классов». В са­мом выгодном случае, когда эти В-лимфоциты распределя­ются поровну, можно рассчитывать на максимальное коли­чество одновременных реакций иммунного ответа по В-лимфоцитам, равное:
женщины    (0,5-1,1) х 106
мужчины    (0,6-1,5) х106

Три типа Т-лимфоцитов (Т-лимфоциты-помощники, хелперы, Т-лимфоциты-убийцы, киллеры и Т-лимфоциты-супрессоры) одновременно участвуют в каждой реакции иммунного ответа, и все вместе составляют не более 60 % обще­го количества лимфоцитов. В самом выгодном случае, когда эти Т-лимфоциты распределяются поровну (в дейст­вительности этого нет), можно рассчитывать на максималь­ное количество одновременных реакций иммунного ответа по Т-лимфоцитам, вдвое превышающее количество одновре­менных реакций иммунного ответа по В-лимфоцитам:
женщины    (1,0-2,2) х106
мужчины    (1,2-3,0) х106

Напомним, что, даже без учета воздействия на организм человека внешних канцерогенных факторов, в каждый данный момент в организме каждого человека существуют 10 млн. собственных спонтанно мутировавших клеток, каж­дую из которых следует считать способной положить нача­ло опухолевому процессу и каждая из которых подлежит бе­зусловному уничтожению, устранению, элиминации.
Каким же образом будет осуществляться эта элиминация? Как распределит иммунная система свои силы в борь­бе с очевидными врагами организма?
Постоянно в организме человека существуют патогенные микробы и вирусы, уничтожение которых является святой обязанностью иммунной системы. Исполнение этой обязанности отнимает у иммунной системы немало сил. Но даже если представить себе совершенно фантастический вариант отсутствия в организме патогенных микробов и вирусов, то и тогда перед иммунной системой будет в каждый момент 10 млн. собственных спонтанных мутантов.
Итак, иммунная система вступает в действие. Еще раз вспомним, как описывает это А. Балаж (1987):

«Организм дает иммунный ответ на опухолевые антиге­ны. В первую очередь на это мобилизуются Т-лимфоциты, образующиеся в тимусе... Например, для того чтобы убить одну-единственную клетку мышиного лейкоза, требуется не менее 200-400 Т-лимфоцитов. Второй тип иммунных кле­ток — макрофаги, которые пожирают опухолевые клетки и при этом погибают сами».

Даже если бы все Т-лимфоциты в крови человека совершенно невероятным образом оказались занятыми элимина­цией собственных мутантов, а для уничтожения каждого из мутантов требовалось бы в среднем по 300 Т-лимфоцитов-киллеров, то и тогда у мужчин все эти Т-лимфоциты-киллеры смогли бы элиминировать только (0,4-1,0) х 104 му­тантов. У женщин и того меньше: (0,3-0,7) х 104. Из десяти миллионов. Этого катастрофически мало!
Ну, а как же макрофаги?
Известная лейкоцитарная формула крови из любого учебника или справочника дает 200-500 моноцитов на 1 мм3. Это составляет общее количество макрофагов крови:
                     женщины     (0,8-1,9) х106
                        мужчины     (1,1 -2,7) х 106

Если бы все макрофаги крови перестали выполнять все свои функции (удаление отмирающих клеток собственного организма, уничтожение микробов и вирусов и т. п.), кроме борьбы с собственными спонтанными мутантами, то и тогда они сумели бы элиминировать лишь небольшую часть, менее 25 % мутантов. Этот результат лучше, чем у Т-лимфоцитов-киллеров, но и он в высшей степени неудовлетво­рителен. При этом в своих расчетах мы ставим иммунную систему в несуществующие невероятно выгодные для нее условия.
Кстати сказать, по-видимому, макрофаг, а не лимфоцит является центральной фигурой иммунной системы!
Но это еще не весь иммунный ответ организма.

А. Балаж (1987): «Иммунный ответ иного типа осуществляется циркулирующими в жидкостях организма антитела­ми — это гуморальный иммунный ответ. Эти антитела обра­зуются в клетках костного мозга — В-лимфоцитах, К-клет-ках... и в плазматических клетках. По своей химической природе антитела представляют собой белки глобулины».
Р. В. Петров (1987): «...Организм человека... может вырабатывать 10 000 молекул иммуноглобулинов, различаю­щихся по активным центрам, т. е. по вариабельным участкам полипептидных цепей».

Другими словами, условно возможное количество различных антител иммунология определяет равным 10 000.
А сколько различных спонтанных мутантов может оказаться в организме человека?
Известно, что общее количество различных «букв» в генном аппарате (нуклеотидов в геноме) человека современ­ная генетика определяет как 3 х 109. Спонтанных мутантов может быть гораздо больше.
Мысленно освободим антитела от всех их обязанностей по защите организма человека, кроме противоопухолевой защиты, учтем вероятность повторения одинаковых мутаций и будем считать, что условно возможное количество различных антител в организме в самом деле достига­ет 10 000. Но даже в этом фантастическом варианте мы не можем рассчитывать на то, что 10 000 возможных типов антител способны элиминировать много миллиардов возможных типов спонтанных мутантов в организме человека, из которых в каждый данный момент в этом организме при­сутствуют 10 миллионов таких спонтанных мутантов.
Однако самое удивительное заключается в том, что нет необходимости доказывать практическую бесполезность антител в противораковой защите. Иммунология сама пока­зала, что антитела не просто бесполезны, но и прямым обра­зом вредят иммунологической противоопухолевой защите организма, препятствуя Т-лимфоцитам-киллерам осуществ­лять эту задачу. Причем известны два варианта такого вредного влияния антител. Подробнее этот вопрос будет проана­лизирован в главе VII (концепция блокирующих антител).
Мы рассмотрели еще не весь иммунный ответ организма.

Р. В. Петров (1987): «Необходимо подчеркнуть, что 10-20 % лимфоцитов не обладают признаками Т- или В-лимфоцитов (нулевые клетки).
...Среди нуль-лимфоцитов выделены L-, К- и NK-клетки.
...NK-клетки (естественные киллеры)... в достаточном количестве содержатся среди лимфоцитов бестимусных... мышей. Естественные киллеры в настоящее время рассматриваются как главные клетки, осуществляющие противоопухолевую защиту (5-10 % клеток попадают в разряд нулевых). Они осуществляют без предварительной иммунизации неза­висимый от антител и комплемента лизис практически лю­бых опухолевых клеток-мишеней... Наиболее четко литическое действие NК-лимфоцитов проявляется при их отношении к клеткам-мишеням, равном 5:1 - 40:1. В качестве клеток-мишеней могут выступать и неопухолевые клетки. Однако, лизируются они менее эффективно».

А. И. Гнатышак (1988), по-видимому, справедливо относит NK-клетки к макрофагам: «Одна группа макрофагов представляет собой так называемые природные киллеры (NK-клетки), уничтожающие раковые элементы без помо­щи других клеточных и гуморальных факторов».
Опуская противоречивость количественных характеристик нулевых лимфоцитов у Р.В.Петрова (1987), положим их среднее количество равным 10 % общего числа лимфоцитов. Это даст общее количество нулевых лимфоцитов в крови:

женщины  (0,5-1,1)х106
мужчины (0,6-1,5)х106

Только часть нулевых лимфоцитов выделяется в качестве NK-клеток. Даже приняв число NK-клеток равным по­ловине нулевых лимфоцитов, отношение NK-клеток к клет­кам-мишеням равным 5:1, мы получим преувеличенные дан­ные относительно возможностей противоопухолевой защи­ты NK-клетками:
женщины   (0,05-0,11) х106
мужчины   (0,06-0,15) х 106

Данные эти совершенно неудовлетворительны с точки зрения противоопухолевой защиты.
Вполне очевидно, что NK-клетки значительно уступают макрофагам в способности осуществлять противоопухолевую защиту организма человека. Воистину, не лимфоцит, не NK-клетка, а макрофаг является центральной фигурой иммунной системы!
Наши подсчеты противоопухолевых возможностей иммунной системы не учитывают еще одного неблагоприятного обстоятельства: наличия у ее клеток значительного латентного (скрытого) периода, периода фактического без­действия иммунных клеток и особо активного действия опухолевых клеток без какого-либо сопротивления со стороны еще не ставших зрелыми клеток иммунной системы.

«Наличие латентного периода неизбежно, так как накопление клеток данного клона и их дифференцировка требуют времени для осуществления размножения нескольких гене­раций клеток.
...Чувствительность латентного периода к действию ионизирующих излучений, химических ингибиторов и других фак­торов понятна, поскольку фазы подготовки к митотическому делению и сам митоз — это наиболее чувствительные пери­оды жизни клетки» (Р. В. Петров, 1987).
Значит, все известные варианты иммунного ответа в совокупности не обеспечивают существенного вклада в про­тивоопухолевую защиту организма человека.
Итак, даже в самых гипотетически благоприятных для иммунной системы условиях, далеких от реальных, иммунная система не способна защитить организм человека не только от рака вообще, но и от собственных спонтанных мутантов. При этом, участвуя в противораковой защите организма человека, иммунная система отнюдь не является основным участником этой защиты.
Мы видим косвенное подтверждение своих выводов в следующем заявлении, которое можно считать «криком души» академика Р. В. Петрова (1987): «Естественные килле­ры в настоящее время рассматриваются как главные клет­ки, осуществляющие противоопухолевую защиту...»

Не от хорошей жизни приходится радоваться естественным киллерам, не заметив более мощного действия макрофагов. И это при вредном воздействии естественных киллеров на здоровые клетки организма!
И все-таки мы должны всегда помнить, что в организме человека существует противоопухолевая защита. От рака погибают 17 % людей, остальные 83 % оказываются защищенными от раковых заболеваний. Кроме того, в абсолют­ном большинстве случаев раковые заболевания людей вы­зываются канцерогенными факторами окружающей среды (как уже говорилось, в 85-90 % случаев — химическими факторами). Существующая в организме человека противо­опухолевая защита направлена, в первую очередь, против своих собственных спонтанно мутирующих клеток и, в ос­новном, с этой задачей справляется.

По материалам этой главы следует сделать важнейшие выводы:
1)Иммунная система, вопреки широко распространяемому иммунологией утверждению, неспособна сколько-нибудь существенно защитить организм человека от ра­ковых заболеваний.
2)Организм человека имеет противораковую защиту, успешно действующую в 83 % случаев. Иммунная система принимает участие в противораковой защите организма человека, но является лишь второстепенным уча­стником этой защиты. Главный механизм защиты организма человека от рака заключается не в иммунной системе.
3)Поскольку иммунная система организма человека предназначена для защиты его от инфекционных заболева­ний, от микробов и вирусов, то всякое заболевание, не­избежно отвлекающее часть защитных резервов иммунной системы, ослабляет и без того малые ее возможности защищать организм от постоянно действующей угрозы рака.
4)Поскольку иммунная система не является основным защитником организма человека от раковых заболеваний, это значит, что не от иммунологии следует, в принципе, ожидать существенной помощи в защите человека от рака.
5)Современная медицина не знает, каким образом осуществляется действующая в организме человека противораковая защита, и, доверившись иммунологии, считает, что это делает иммунная система. Это мнение ошибочно. При ближайшем рассмотрении данные иммунологии, восхваляющие противораковые возможности иммунной системы и лимфоцитов, оказываются мифами.
6)В иммунной системе человека центральным агентом противораковой защиты является макрофаг И.И.Мечникова, а не лимфоцит.
Обычно иммунологи особо подчеркивают специфичность иммунологических реакций на антигены, - что является излишним, ибо сами термины «иммунный», «иммунологический» означают высокоспецифическую способность организма реагировать на чужеродные молекулы. Под­черкивают, что «…на антиген А вырабатываются антитела анти-А, которые больше ни с каким антигеном не взаимодействуют, на антиген Б — не менее специфические ан­титела анти-Б. Неспецифического иммунного ответа или неспецифической иммунологической реактивности не существует» (Р. В. Петров, 1987).
Однако основную часть противоопухолевого иммунного ответа обеспечивает именно неспецифический фактор защиты — фагоцитоз, хотя академик Р. В. Петров (1987) считает, что «нередко употребляемое сочетание слов "не­специфическая иммунологическая реактивность" абсурд­но».
7)Частота собственных спонтанных мутаций в организме человека и животных не снизится и в будущем. Собственную спонтанную мутагенность и, следовательно, опас­ность спонтанных мутагенных раковых заболеваний не удастся снизить никогда. Она всегда будет определяться постоянным присутствием в организме человека 10 миллионов спонтанно мутировавших собственных клеток.
Последний пункт наших выводов требует дополнительных разъяснений. Дело в том, что биология (медицинская генетика) считает такое огромное (и опасное!) количество мутаций совершенно необходимым для организма человека. Причем именно для деятельности самой иммунной сис­темы, функционирование которой в принципе невозможно без мутаций!
Приводим мнение по этому вопросу руководителя лаборатории мутагенеза Института медицинской генетики АМН СССР доктора медицинских наук А. Чеботарева («Меди­цинская газета», 17 октября 1986 г.):

«Возникает вопрос: полезны или вредны мутации? В ходе эволюции у человека сложился набор таких признаков, которые наилучшим образом обеспечивают ему выживание. Поэтому, как правило, новые мутации выводят организм из равновесия с окружающей средой, и эти мутации являются патологическими.
...Помимо естественных спонтанных мутаций, возникающих с низкой частотой, при действии таких мутагенных фак­торов, как радиация, химические агенты, биологические агенты (вирусы, вакцины, сыворотки и др.), образуются му­тации с высокой частотой. Мутации могут возникать как в половых клетках, приводя к появлению неполноценного по­томства, так и в соматических клетках. В последнем случае мутации могут привести к возникновению опухолей. Установлено, что многие мутагены являются одновременно канце­рогенами, и наоборот. Установлено, что ряд веществ — цистеин, витамины С и Е и другие — обладает антимутагенной активностью, понижая частоту мутаций при действии радиа­ции и химических мутагенов. Предлагается их использовать для предотвращения возникновения новых мутаций. Одна­ко широкое применение таких соединений нельзя реко­мендовать по двум причинам. Во-первых, некоторые антиму­тагены сами являются слабыми мутагенами. Но главная причина в другом. Дело в том, что в основе механизма им­мунитета лежат соматические мутации в лимфоидных клетках. Благодаря им и внутритканевому отбору таких мутантных клеток последние быстро размножаются и обеспечива­ют выработку специфических антител против инфекционных факторов. Кроме этого, в функцию иммунной системы вхо­дит надзор за состоянием других соматических клеток. Если в результате мутаций возникают аномальные, клетки, кото­рые, в частности, могут привести к опухолевому росту, им­мунная система за счет опять-таки мутаций в своих клетках вырабатывает антитела, уничтожающие эти мутантные со­матические клетки. Таким образом, в ходе эволюции создалась система равновесия в организме между мутациями в соматических и иммунных клетках, поддерживающая це­лость и выживание организма в течение жизни. Широкое применение антимутагенов может снизить защитные силы организма за счет угнетения иммунной системы. В действи­тельности необходимо поддерживать частоту мутаций у че­ловека на том уровне, который сложился в ходе эволюции. Поэтому одной из важнейших задач медицинской генетики является изучение спонтанного уровня мутаций у человека и выявление тех факторов, которые изменяют частоту мута­ций, с тем чтобы устранить их из окружения человека и со­хранить его здоровье и здоровье его потомков».

Еще раз подчеркнем, что уменьшение числа спонтанных мутаций ниже сложившегося уровня невозможно, оно определяется частотой появления спонтанных ошибок в генном аппарате клеток организма. Важно отметить, что медицинс­кая генетика ставит вопрос о необходимости сохранения этого уровня мутаций!
Каким же образом можно представить себе улучшение ситуации в вопросе защиты от раковых заболеваний?
Схема возможного развития событий, по нашему мнению, такова. Рак является одним из основных в медицине заболеваний по численности больных и по смертности; раковые опухоли в среднем поражают примерно 17 % (по данным ООН — 20 %) людей. Следовательно, 83 % (80 %) людей ра­ковых опухолей не имеют, у них надежно работает существу­ющая в организме человека защита от рака, и они не под­вергались опасному воздействию внешних канцерогенных факторов. В наше время невозможно и представить себе че­ловека, вообще не подвергающегося повседневному воздей­ствию внешних канцерогенных факторов. Следовательно, существующая в организме человека защита от рака предо­храняет 83 % людей и от собственных спонтанных мутан­тов, и от воздействия внешних канцерогенов, действующих не в чрезмерных дозах. Только у 17 % людей эта защита на­рушается, и они погибают от раковых заболеваний. На се­годня нет возможности во всех случаях дифференцировать причины гибели этих людей: чрезмерное ли это воздействие внешних канцерогенных факторов или нарушение функционирования защитных механизмов в организме. В ряде слу­чаев можно определенно указать на чрезмерность дозы вне­шних канцерогенов, а в других — с уверенностью констати­ровать ослабление защитных механизмов.
Однако, как мы убедились, медицина сегодня не знает, какого рода защита от рака действует в организме человека, спасая 83 % людей от этого заболевания. Медицина счита­ет, что это заслуга иммунной системы, и верит в обещания иммунологии добиться новых успехов в этом направлении. Это следует считать принципиальным заблуждением.
Перед нами стоит задача выявить действующую в организме каждого человека систему защиты от рака и опре­делить возможные причины нарушений в этой системе, чтобы научиться их устранять. Тогда мы сможем заявить, что сделали все возможное для совершенствования организ­ма человека в вопросах защиты от рака; останется только вечная проблема борьбы с внешними канцерогенами. Эту проблему человечество будет решать всегда. Но люди перестанут погибать от раковых заболеваний из-за несовершен­ства собственных защитных возможностей.
Как уже говорилось, нарушения в существующей, но пока не известной медицине системе противораковой защиты организма заставляют иммунную систему отвлекать основную часть своих защитных сил на противораковую защиту. В этом случае иммунная система перестает надежно защи­щать организм от инфекций и не в состоянии защитить его от рака. Возникают провалы в защите организма как в одной, так и в другой области. Иммунная система становится заложницей нарушений в противораковой защите. Таким образом, нарушения в противораковой защите организма неизбежно приводят и к нарушениям в работе иммунной системы. Чрезвычайно важный вывод! Он еще более под­чёркивает настоятельную необходимость уметь устранять недостатки противораковой защиты, существующей в орга­низме человека.
Важно понять, что на Земле не было, нет и не может быть человека, у которого в любой момент времени в организме не находились бы миллионы спонтанно мутировавших клеток, абсолютное большинство которых может дать начало раковой опухоли. Поэтому задача постоянного и непрерыв­ного устранения этих миллионов спонтанно мутирующих клеток в течение всей жизни человека является особенно актуальной.
К этой природной задаче зачастую добавляется другая, порой непосильная задача защиты организма человека от радиационных, химических и других внешних канцерогенных факторов, вызывающих резкое увеличение числа мута­ций клеток в организме. Решение этой второй задачи в боль­шинстве случаев означает защиту от человеческого безум­ства, халатности или прямой преступной деятельности, в том числе на государственном уровне. Защита от воздействия внешних канцерогенных факторов по сути элементарно про­ста: необходимо оградить людей от воздействия в первую очередь радиационных и химических канцерогенов. Эти вопросы мы здесь не рассматриваем — это государственные и административные проблемы, а также вопросы собственного разумного поведения. Наши дальнейшие исследования посвящены задаче определения и максимально возможного совершенствования деятельности существующей в организ­ме человека защиты от рака, защиты от спонтанных мута­ций собственных клеток и частичной (в возможных преде­лах) защиты от внешних канцерогенов.
Возможно, когда-нибудь в будущем иммунология сочтет целесообразным в качестве составной части включать в иммунную систему и действующие в организме человека механизмы защиты от раковых заболеваний. Тем более, что эти механизмы защищают человека не только от раковых, но и от других заболеваний. Но при этом иммунологи и придется отказаться от утверждения о специфичности иммунных реакций, так как противораковая система защиты организма человека неспецифична. Совершенно очевидно значительный перевес неспецифических защитных сил в организме человека: противораковая система защиты, фагоцитоз, ком­племент, кислотность желудочного сока, внешние покровы организма и т. д.
В «Медицинской газете» за 3 апреля 1987 г. приводится афористичная фраза академика Р. В. Петрова: «Тот, кто научится лечить иммунодефициты, — научится лечить рак».
К великому сожалению, эта фраза ошибочна. Чтобы научиться лечить иммунодефицит, лежащий в основе, напри­мер, такого заболевания, как СПИД, необходимо научиться не допускать повреждения вирусом иммунодефицита чело­века (ВИЧ) одного из трех типов Т-лимфоцитов, а именно, Т-лимфоцитов хелперов (помощников). Тот, кто научится это делать, будет в состоянии лишь восстанавливать защит­ные возможности иммунной системы. Но этого недостаточ­но для того, чтобы научиться лечить рак. Чтобы даже не ле­чить рак, а только не допускать его развития при отсутствии чрезмерного воздействия внешних канцерогенов, необходи­мо научиться восстанавливать защитные возможности дру­гой системы — системы противораковой защиты организма человека, еще не известной медицине. В эту систему иммунная система входит лишь как второстепенный по действен­ности элемент.
Забегая вперед, сообщим читателю, что борьба со злокачественными опухолями, уже образовавшимися в организ­ме человека, подразделяется на мероприятия, направленные на уничтожение злокачественной опухоли до ее превращения в раковую, и мероприятия по борьбе со злокачественной опухолью, уже превратившейся в раковую. Ниже будет пока­зано, что эти мероприятия могут быть прямо противополож­но направленными. Но и те, и другие мероприятия не совпа­дают по целям с задачей лечения, например, СПИДа, о чем шла речь у академика Р. В. Петрова.
В конце этой главы автор приготовил читателю сюрприз. Заключается этот сюрприз в том, что можно было и не заниматься подсчетами числа макрофагов, различных типов лим­фоцитов и антител, чтобы доказать неспособность иммун­ной системы защитить организм человека от рака. Даже те недостаточные для противоопухолевой защиты количества макрофагов, лимфоцитов и антител, которыми располагает  иммунная система, не имеют контакта с миллионами опу­холевых клеток в организме человека. Ниже мы покажем, что опухолевые клетки длительное время (несколько лет!) развиваются в изоляции от кровеносной системы. Следова­тельно, защитные элементы иммунной системы длительное время вообще не имеют доступа к опухолевым клеткам. Когда же злокачественная опухоль соединяется с кровеносной системой, и защитные элементы иммунной системы получают доступ к опухоли, теперь уже ставшей раковой, эта  опухоль оказывается способной сравнительной легко пре­одолевать сопротивление иммунной системы организма. И хотя теперь — с большим опозданием — иммунная систе­ма окружает раковую опухоль баррикадами из лимфоцитов, время упущено. Борьба с раковой опухолью становится непосильной задачей как для иммунной системы, так и для современной медицины вообще.

Содержание материала