tsentr-region.ru

1000 Брендов! БАДы из Америки - Заказ без посредников

10proc-400

Цены в Интернет-магазине iHerb  2-3 раза дешевле чем  в  России! 

Для получения скидки 10 % используйте  реферальный кодTSH163 (скидки действуют в любой стране)

введите этот код в корзине iHerb.com, и получите скидку на Вашу первую покупку.  

Интернет-магазин iHerb.com >>>   

Бесплатная доставка(Boxberry) при заказе свыше .... .Читать далее ...


 

Рак: только правда.


VIII. ОНКОГЕНЫ ЕСТЬ В КАЖДОЙ ЗДОРОВОЙ КЛЕТКЕ. МЕХАНИЗМ ПЕРЕРОЖДЕНИЯ ЗДОРОВОЙ КЛЕТКИ В ОПУХОЛЕВУЮ.

Эту главу мы начинаем с цитаты:

«Опухолевые болезни — обособленная группа заболева­ний, для которых характерно нарушение генетической сис­темы отдельных соматических клеток организма, приводя­щее к нарушению процессов их дифференцировки и размно­жения. Специфика таких заболеваний заключается в том, что первоначально повреждается, вероятно, всего одна клетка (всегда большое количество клеток.— М. Ж.), перестает под­чиняться организму и бесконтрольно делится. Потомки этой клетки составляют основную массу опухоли. Таким образом, возникновение опухолей, различающихся по своей локали­зации и свойствам составляющих их клеток, является важ­нейшим клиническим признаком рассматриваемых болез­ней. Недостаточное сцепление опухолевых клеток приводит к их отделению и гематогенному или лимфогенному распро­странению в организме — образуются метастазы, т. е. дочер­ние опухоли.
В основе нарушения "социального" поведения клеток ле­жит неконтролируемая организмом генетически закреплен­ная активация так называемого онкогена. Избыточное накопление продукта онкогена запускает целый ряд мета­болических процессов, приводящих к некоординированно­му размножению пораженной клетки. Превращение клетки в опухолевую называется опухолевой трансформацией» (А. И. Коротяев, Н. Н. Лищенко, «Молекулярная биология и ме­дицина», 1987).

Итак, установлено, что механизм превращения здоровой клетки в опухолевую заключается в неконтролируемой орга­низмом генетически закрепленной активации так называе­мого онкогена этой клетки, после чего клетка в результате опять-таки бесконтрольного деления развивается в опухоль.
Что же такое этот онкоген, порождающий» как оказалось, все опухолевые беды?
Первой и наиболее плодотворной идеей о механизме пре­вращения нормальной клетки в опухоль была предложен­ная в 40-х годах XX века вирусно-генетическая теория про­исхождения опухолей Л. А. Зильбера. Она подтверждена многими экспериментальными данными и продолжает развиваться. Согласно этой теории, опухолевая трансформация клетки происходит в результате встраивания в ее генетиче­ский аппарат своего генетического аппарата (генома) осо­быми онкогенными вирусами.
В результате такой вирусной агрессии нарушается пра­вильное функционирование генов клетки, участвующих в регуляции деления и клеточной дифференцировки. Встроенная вирусная часть измененного генного аппарата клетки удваивается вместе с собственной его частью при каждом делении клетки и передается следующим ее поколениям.
Если при поражении обычным цитопатогенным вирусом клетка погибает, давая возможность вирусу произвести потомство, то при поражении особым, онкогенным, вирусом эта клетка не погибает, а становится родоначальницей злокачественной опухоли из-за изменения вирусом ее генома.

«Способность вирусов вызывать опухолевую трансформа­цию клетки зависит от наличия в их геноме особых "рако­вых" генов, обозначенных как онкогены.
...К настоящему времени известно около 20 различных онкогенов.
...В связи с тем, что продукты онкогенов изменены по сравнению с нормальными клеточными белками и выражение онкогенов не зависит от регуляторных механизмов клет­ки, неконтролируемая и несвоевременная экспрессия онко­генов приводит к опухолевой трансформации. Продукты он­когенов, занимая место нормальных, неизмененных белков, выполняют те же функции, но с "ошибками". Иными слова-Ми, опухоль возникает в результате либо качественных, либо количественных нарушений синтеза белков, ответственных за размножение и дифференцировку клеток» (А. И. Коротя­ев, Н. Н. Лищенко, 1987).

Приведем мнение еще одного специалиста: «Онкогенные вирусы — это вирусы, вызывающие доброкачественные и злокачественные опухоли... Они стимулируют онкогенную трансформацию клеток организма.
...В. М. Жданов (1966) приводил данные, показывающие, что онкогенные вирусы не являются самостоятельной груп­пой и входят в состав разных групп вирусов. Например, в группе ДНК-вирусов имеются вирус полиомы без внешних оболочек и вирус фибромы кроликов с внешними оболочка­ми, сходные с вирусами оспы.
...В. М. Жданов считает, что неопластическая трансфор­мация злокачественного роста является результатом мута­ции отдельных клеток, которые выходят из-под контроля со­седних клеток и организма в целом и приобретают потенцию к интенсивному размножению. Генетические изменения опу­холевых клеток связаны с утратой способности к контактной ингибиции, изменениями метаболизма, т. е. с преобладани­ем анаэробного гликолиза над аэробным циклом Кребса, а также с изменениями антигенного состава.
По данным этого же автора, мутагенное действие онкогенных вирусов на клетки было доказано тем, что у заражен­ных этими вирусами животных развиваются опухоли.
Неопластическая трансформация была воспроизведена в клеточных культурах. При заражении культуры куриных фибробластов вирусом саркомы Рауса на отдельных участ­ках культуры на 5-6-й день появляются очаги усиленного размножения клеток с измененной морфологией и образу­ются многослойные пласты. Они отслаиваются с поверхно­сти стекла и выпадают в культуральную жидкость. Зараже­ние цыплят внутримышечно и подкожно этой культурой при­водит к развитию опухолей» (К. А. Макиров, 1974).

Таким образом, онкогеном в рассматриваемом варианте является геном онкогенного вируса (или часть этого генома), и вносится этот онкоген извне в здоровую клетку онкогенным вирусом. Однако это объяснение не охватывает ни случаи спонтанных мутаций собственных здоровых клеток организма, ни случаи воздействия химических и физических канцерогенов, т. е. не охватываются самые многочисленные группы опухолевой трансформации клеток.
Другими словами, вирусные онкогены сами по себе отнюдь не раскрывают общий механизм превращения здоро­вой клетки - в опухолевую.

Вот как об этом пишет профессор Н. П. Напалков («Зачем нужен онкоген», 1984): «Тот факт, что некоторые вирусы повинны в возникновении злокачественных опухолей у живот­ных, известен давно. Однако лишь сравнительно недавно удалось выяснить, что "агрессивность" многих вирусов зависит от присутствия в их генетическом аппарате вполне определенного гена, названного онкогеном, который и несет в себе "раковое" начало. Но вот что самое удивительное: подобные онкогены, а их обнаружено уже полтора десятка, най­дены и в здоровых клетках животных и "человека».
Академик С. Северин («Битва с опухолью», 1984): «Перечислю вкратце достижения последних лет и месяцев. Во-пер­вых, это ясное понимание того, что превращение нормаль­ной клетки в раковую (опухолевую. — М. Ж.) вызывается дей­ствием особых генов — онкогенов. Второе — доказатель­ство, что их много. Третье — онкогены действуют не пооди­ночке, а в кооперации. Наконец, удалось обнаружить в пре­вращенных, то есть раковых (опухолевых. — М. Ж.), клетках особые белки — онкобелки. продукты онкогенов».
Профессор Н. П. Напалков (1989): «Недавно двум амери­канским ученым была присуждена Нобелевская премия за разработку проблемы выделения онкогена. Им удалось до­казать, что последовательность того вирусного генома, который существует в онкогене, присутствует в геноме, по существу, всех клеток позвоночных. «В некоторых случаях первоначальная активация онкоге­на приводит лишь к развитию "предракового" состояния клеток. Для превращения таких клеток в раковые (еще только в опухолевые. — М. Ж.) нужна дополнительная активация второго онкогена... И  лишь тогда происходит злокачественная трансформация клетки» (А. И. Коротяев, Н. Н. Лищенко, 1987).
Профессор Р. Вайнберг (США, 1984): «Онкогены действуют не в одиночку, а по два или даже по три. Каждый из них в отдельности рака (злокачественной опухоли. — М. Ж.) не вызывает.
...Они есть в каждом организме любого позвоночного животного. Но находятся в особой форме, которая не вызывает рака (злокачественной опухоли. — М. Ж). Скажем, куре­ние приводит к тому, что химические вещества, которые попадают в клетки, активируют онкогены. И начинается злокачественный рост».

А. И. Гнатышак (1988): «...В клетке человека могут существовать два типа ДНК-онкогена: вирусного производства и клеточного — протоонкоген.
Протоонкоген остается неактивным. Для его активизации нужно, чтобы произошла мутация протоонкогена в ДНК клетки человека...
Включение вирусного онкогена происходит под влиянием химических или физических канцерогенов. Кроме того, в области включения онкогена также должен находиться промотор (активатор, стимулятор. — М. Ж.), без которого функция нового генома не проявится.
...До 1986 г. Локализовано 20 протоонкогенов в хромо­сомах человека.
...Новый геном, т. е. вирусная ДНК, включенная в ДНК клетки, или активированный протоонкоген функционируют по обычным законам.
...Учитывая наличие множества канцерогенных факторов, можно предположить следующий механизм канцеро­генеза. Химические и физические канцерогены приводят к различным повреждениям хроматина (вещества хромо­сом. — М. Ж.). Поврежденные участки клеточной ДНК явля­ются местом активизации протоонкогена или включения ДНК-продукта онкогена — онкорна-вирусов или части гено­ма ДНК-вируса, приводящих к многоэтапным изменениям, заканчивающимся опухолевой трансформацией клетки. В трансформации принимают участие ростовые факторы (трансформирующие), часть из которых имеет структуру белков — продуктов онкогенов».

Говоря о вирусном происхождении ряда опухолей у многих видов животных, необходимо сделать дополнение. Ра­нее считалось, что опухоли вирусного происхождения вы­зываются специфическими опухолеродными вирусами в ре­зультате их сугубо самостоятельного воздействия на клетки организма. Однако профессор Н. Мазуренко в 1980 г. впер­вые показал, что опухоли у животных могут быть вызваны и обычными инфекционными вирусами. При этом их действие носит непрямой характер: они активизируют в орга­низме специфические «дремлющие» опухолеродные виру­сы. Такого типа вирус был выделен Н. Мазуренко и в лите­ратуре известен как вирус Мазуренко.
Открытие онкогенов вызвало целый ряд вопросов. Ученых интересовали причины, по которым эволюционный ход развития живых организмов не только не удалил он­когены из клеток животных за ненадобностью, но и оста­вил их в клетках всех позвоночных животных. По этому вопросу высказывалось много недостаточно обоснованных гипотез.
И вот в 1983 г. английским ученым удалось первыми ответить на такой вопрос для одного из возможных случаев. Их сообщение заполнило страницы газет и журналов и дол­го оставалось одним из важнейших научных событий. Но­вое открытие единодушно называли многообещающим.
Открытие это сделал в мае 1983 г. в лондонской лаборатории Королевского фонда исследования рака 32-летний но­возеландский специалист по вычислительной технике Пи­тер Стокуэл, проходивший там годичную стажировку. Он обрабатывал на ЭВМ массив данных и обнаружил в парал­лельных экспериментах большое сходство между содержа­щимся в крови человека веществом ТФР и белком, выраба­тываемым после внедрения вирусного онкогена, вызываю­щего рак у обезьяны.
Это впервые дало возможность 42-летнему руководите­лю группы доктору М. Уотерфилду объяснить, каким образом происходит превращение нормальной клетки в опухолевую, приводящее в конечном счете к образованию смер­тельной раковой опухоли.
Один из белков крови, называемый тромбоцитарным фактором роста (ТФР), обеспечивает деление нормальных клеток, когда этого требуют особые обстоятельства. ТФР вырабатывается в ранах при свертывании крови и обладает особым свойством вызывать рост клеток вокруг раны, обеспечивающий ее заживление!
В лондонской лаборатории за полтора года установили структуру белка ТФР и получили возможность с помощью ЭВМ сравнивать ее со структурой других белков. Сходство белков означает и сходство генов, кодирующих выработку белков. Напрашивается вывод: ген белка, вырабатываемого некоторыми клетками крови, является аналогом одного из вирусных онкогенов.
Становилось очевидным, что ТФР сам по себе может играть ключевую роль в размножении определенных опухо­левых клеток. Все клетки организма содержат в себе ген, вы­рабатывающий ТФР в тромбоцитах («пластинках») крови. Обычно этот ген в клетках мышц, кожи и т. п. «выключен». Случайная мутация может включить его, и он начнет работать в условиях, когда этого не должно быть. Такие мута­ции могут быть вызваны радиацией, химическими вещества­ми, сигаретным дымом. Но если для «пластинок» их про­грамма предусматривает гибель самих «пластинок» после выработки ТФР, то соматическая клетка будет реагировать на ТФР, который сама же и вырабатывает; клетка будет де­литься при постоянно «включенном» гене, образуя опухоль.

Профессор Н. П. Напалков (1984): «Сегодня можно, пожа­луй, даже утверждать, что для подавляющего большинства злокачественных опухолей, возникающих у человека, нет убедительных доказательств их связи с вирусной инфекцией. Оказалось, что собственные клеточные онкогены сами могут... выходить из-под контроля и превращать обычную клетку в клетку, способную к злокачественному росту.
...Онкогены и различные коллизии, происходящие с ними, заставляют исследователей еще пристальней взглянуть на внешние факторы, которые могут послужить толчком к той или иной "поломке" генетического аппарата, изменить усло­вия внутренней среды организма».

М. Уотерфилд отметил необходимость для клетки, кроме ростового фактора, иметь еще и рецептор, к которому при­соединяется этот фактор. Для ТФР такие рецепторы обнару­жены в клетках нервных волокон и соединительной ткани.
Надежды ученых связываются с созданием веществ, сходных с ТФР, но неактивных. Эти вещества должны быть спо­собны блокировать действие ТФР, занимая рецепторы кле­ток и предотвращая этим рост раковых клеток.
Мы, однако, считаем подобные надежды нереальными. Заблокировать рецепторы клеток навсегда невозможно. Клетки восстанавливают любые собственные, ранее «израс­ходованные» рецепторы. Время восстановления, по сообще­ниям специальной литературы, измеряется 1-2 часами.
Итак, в числе внешних канцерогенных факторов, вызывающих появление и развитие опухолей в организме, иног­да могут быть онкогенные вирусы и (в основном) другие агенты небиологического происхождения — химические и физические канцерогены. При этом онкогенные вирусы при­ходят в клетку со своим онкогеном, а химические и физические канцерогены запускают в действие собственные онкогены клеток, имеющиеся у всех позвоночных животных (в каждой клетке!).
В данном случае речь идет о совершенно полноценных, здоровых клетках организма, каждая из которых может получить извне вирусный онкоген или «включить» собствен­ный онкоген от внешнего воздействия химических или фи­зических факторов.
Совершенно очевидно, что невозможно изолировать от всех онкогенных вирусов, химических и физических факто­ров все здоровые клетки организма. А ведь хотелось бы изо­лировать буквально каждую здоровую клетку, так как в каж­дой здоровой клетке есть свои 20 «дремлющих» онкогенов!
Многообещающее открытие 1983 г., сделанное в лондон­ской лаборатории и вызвавшее бурный всплеск радужных надежд, на самом деле не может привести к появлению средств, гарантирующих профилактику опухолевых заболе­ваний. Для этого пришлось бы вмешаться в жизнедеятель­ность каждой клетки организма, меняя ее эволюционно сло­жившееся функционирование, что противоречит здравому смыслу.

Академик И. Б. Збарский (предисловие редактора к книге А. Балажа, 1987): «Анализ онкогенов, обнаруженных как у вирусов, так и в нормальных клетках, и продуктов их экспрес­сии — онкобелков — представляется наиболее перспектив­ным направлением в исследовании биологии опухолей.
...Первоначальный оптимизм, когда с открытием онкоге­нов казалось, что проблема рака разрешена, сменился не­которым разочарованием, связанным с разнообразием он­когенов и сложностью механизмов их действия».

Наш расчет элементарно прост: учитывая, что для разви­тия опухоли необходимо «включение» двух (и даже трех) онкогенов клетки, а также уже известное количество различ­ных онкогенов, равное 20, получаем количество возможных вариантов развития опухоли, равное, по крайней мере, числу алгебраических сочетаний из 20 по 2 (С220=20 х 19/1 x 2=190). Ни исключить из функционирования каждой клетки все 20 онкогенов, ни защищать каждую клетку от сотен возмож­ных вариантов экспрессии онкогенов практически невоз­можно. Так, например, выключение из действия гена, выра­батывающего ТФР, приведет человечество к гибели от кро­вотечений!
Открытие онкогенов в кaждoй клетке организма, по нашему мнению, показало совсем не то, на что надеялись ученые. Картина оказалась прямо противоположной. Стала очевидной полная беспочвенность надежд на возможность строить противоопухолевую защиту организма профилактическим вмешательством в генный аппарат клетки.
Совершенно очевидно, что и лекарственными средствами невозможно построить противораковую профилактическую защиту организма. Постоянное количество спонтанно мутировавших клеток в организме огромно, практически каждая из этих клеток может оказаться опухолевой. И для каждой такой спонтанно мутировавшей родоначальницы опухо­ли может потребоваться свое лекарственное средство. Об­щее число этих клеток очень велико, и крайне трудно со­единить соответствующую клетку с предназначенным ей противоопухолевым средством, не допуская повреждений остальных клеток организма. Хуже того, подобные средства могли бы обезвредить одни опухолевые клетки, но создать другие.
Заблуждения относительно возможностей противоопухолевой защиты организма человека иммунологическими средствами и ложные надежды на возможность «выключе­ния» онкогенов каждой клетки организма, подобно жесто­кой раковой опухоли, поразили «научный организм» имму­нологии и дали не менее жестокие метастазы в «научные организмы» онкологии, биологии, микробиологии.
Вот характерный пример подобного «научного метастаза»:


«В здоровом организме под действием факторов внеш­ней и внутренней среды опухолевые клетки возникают очень часто. Однако все они вскоре после появления уничтожают­ся с помощью специфических антител и иммунных лимфо­цитов, в результате чего анатомически различимая опухоль не успевает сформироваться. В пользу этого свидетельству­ют многочисленные данные о резком увеличении частоты возникновения опухолей улиц, подвергнутых иммунодепрессивным воздействиям, а также результаты экспериментов с животными (Р. В. Петров, 1982). Следовательно, опухолевые болезни развиваются только в том случае, если иммунная система данного индивидуума по какой-либо причине не рас­познает первично возникшие опухолевые клетки или не в состоянии их уничтожить. Истинные причины несрабатыва­ния иммунной противоопухолевой защиты в настоящее вре­мя не изучены» (А И. Коротяев, Н. Н. Лищенко, 1987).

В том-то и дело, что иммунная система любого индиви­дуума (мы подчеркиваем — именно иммунная система каж­дого без исключений человека) всегда способна распознать первично возникшие опухолевые клетки и в то же время всегда не в состоянии этого сделать, ибо защитные элементы иммунной системы практически не контактируют с первично возникшими опухолями в течение многих лет их развития! Иммунная система фактически не имеет возможности
распознать (хотя и способна к этому) первично возникшие опухолевые клетки и, тем более, не имеет возможности их уничтожить. Истинные причины «несрабатывания» иммунной противоопухолевой защиты заключаются в том, что иммунной системе приписали противоопухолевые функции, которые она никогда не выполняла и эволюционно выполнять не должна. Не следует обвинять иммунную систему в несрабатывании в качестве противоопухолевой защиты. Это несрабатывание запрограммировано эволюционно, что, к со­жалению, не нашло отражения в иммунологических пред­ставлениях.
Даже если бы иммунная система контактировала со все­ми первичными опухолевыми клетками, то и тогда она была бы не в состоянии убрать из организма все первичные опухолевые клетки, так как их количество значительно превы­шает защитные возможности иммунной системы. Следова­тельно, когда говорят, что иммунной системе принадлежит решающая, определяющая роль в противоопухолевой защи­те организма, то говорят заведомую неправду — как правило, неумышленно. Иммунная система только помогает в та­кой защите, и то преимущественно после превращения зло­качественной опухоли в раковую, т. е. тогда, когда зачастую бывает уже поздно. Роль иммунной системы в противоопухолевой защите сугубо второстепенна. В самое «горячее» время иммунная система в противоопухолевой защите бездействует!
Тот факт, что от рака оказываются защищенными 83 % людей, не знающих этого заболевания, является заслугой главным образом другого защитника в организме, высвобождающего силы иммунной системы в основном для борьбы с инфекциями.
Могущественным защитником организма от первичных опухолевых клеток является единый великий механизм борьбы со всем чужеродным, выработанный эволюцией и, к сожалению, не замеченный медициной в роли противоопухолевого защитника.
Наша цель — отыскать и назвать этого защитника, обнаружить возможные дефекты его функционирования и на­учиться надежно их устранять. Таким образом мы сможем реально осуществлять активную профилактику раковых за­болеваний, что не отменяет необходимости постоянно из­бегать воздействия химических канцерогенов, радиации и других физических канцерогенных факторов. В организме защиты от чрезмерного их воздействия не было, нет и, ви­димо, никогда не будет!
Выше в этой главе мы оставили без комментариев ошибочные высказывания академика С. Северина о «превраще­нии нормальной клетки в раковую» и о «превращенных, то есть раковых» клетках. На самом деле, это могут быть только опухолевые клетки, но еще не раковые. Профессор Р. Вайнберг (США) также допускает ошибку, говоря, что онкогены в одиночку рака не вызывают. В действительности онкогены вообще никогда не вызывают рака, они вызывают появление злокачественной опухолевой клетки, но не рака. Клон потомков этой клетки может превратиться в раковую опухоль. Подробно этот вопрос исследуется в главах I, X и XI.

Содержание материала