tsentr-region.ru

1000 Брендов! БАДы из Америки - Заказ без посредников

10proc-400

Цены в Интернет-магазине iHerb  2-3 раза дешевле чем  в  России! 

Для получения скидки 10 % используйте  реферальный кодTSH163 (скидки действуют в любой стране)

введите этот код в корзине iHerb.com, и получите скидку на Вашу первую покупку.  

Интернет-магазин iHerb.com >>>   

Бесплатная доставка(Boxberry) при заказе свыше .... .Читать далее ...


 

Рак: только правда.


VI. ИНТЕРФЕРОН: ГЛАВНОЕ ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО МЕДИЦИНЕ. ЗАЩИТИТ ЛИ ИНТЕРФЕРОН ОТ РАКА?

Иммунология относит интерферон к неспецифическим факторам защиты. Надо отдать должное иммунологам: они весьма сдержанно относятся к интерферону в своих публикациях. Это особенно бросается в глаза на фоне безу­держного восхваления интерферона в современной медицине.
Интерферон — далеко не самая сильная часть иммунной системы. И уж коль скоро иммунная система в целом неспособна защитить организм человека от раковых заболева­ний, то даже до подробного рассмотрения вопросов, связан­ных с интерфероном, мы можем дать принципиально отри­цательную оценку разрекламированной роли интерферона в противораковой защите. Эта роль очень незначительна. Причем она становится ничтожно малой, если учесть необ­ходимость кровотока для распространения интерферона по организму. Следовательно, интерферон практически неспособен влиять на злокачественные опухолевые клетки, еще не ставшие раковыми, — эти опухоли изолированы от кро­вотока. Для опухоли же, ставшей раковой и имеющей кон­такт с кровеносной системой, интерферон в естественных концентрациях вообще незаметен в качестве защитника организма, элемента иммунной системы.
Постараемся, однако, выполнить данное выше обещание и подробно рассмотреть вопросы, связанные с интерфероном.
Открытие интерферона было признано крупнейшим событием в медицине и биологии нынешнего столетия. Имен­но так восприняли это открытие многие авторы специаль­ной и популярной литературы: ведь найдено было особое белковое вещество, способное в определенной мере защи­тить организм от любых вирусов. Поскольку вирусы — один из внешних канцерогенных факторов, естественно предпо­ложить и некоторую способность интерферона к противо­раковой защите. Об этом серьезно заговорили авторитеты современной медицины, допуская безосновательные преуве­личения, проистекающие из непонимания природы раковых процессов в организме.
В 1957 г. вирусологи — сотрудники Лондонского национального института англичанин Айзекс и швейцарец Линдеман — случайно во время опытов открыли интерферон. Исследователи столкнулись с непонятным явлением: мыши, которых заражали определенными вирусами, не заболева­ли. Поиски причин этого явления показали, что мыши, не поддавшиеся заражению вирусами, в момент заражения уже болели другой вирусной инфекцией. Оказалось, что в орга­низме мышей один из вирусов препятствует размножению другого. Это явление антагонизма вирусов назвали англий­ским словом «интерференция», что означает «помеха», «пре­пятствие». Оно отмечается при введении в организм двух вирусов одновременно или с интервалом не более 24 часов.
Исследователи предположили, что в этой борьбе вирусов участвует белок. Соответствующий низкомолекулярный белок был обнаружен и назван интерфероном.
Интерферон найден у всех позвоночных животных, причем у различных видов животных интерферон различен; он максимально активен лишь в клетках того вида животных, от которых получен.
Интерферон — один из неспецифических факторов иммунитета, факторов защиты постоянства внутренней среды организма, иммунологической защиты гомеостаза.
Было установлено, что интерферон вырабатывается любыми клетками организма как защитное средство в первые же часы внедрения в клетку каких-либо генетически чуждых агентов (антигенов), чужеродных белков и нуклеиновых кислот. Особенно интенсивно клетки синтезируют ин­терферон в тех случаях, когда такими антигенами оказы­ваются вирусы.
Интерферон неспецифичен, он универсален, действует не избирательно против какого-то вируса, а защищает организм от любых вирусов. Как известно, организм для защиты от антигенов вырабатывает высокоэффективные антитела. Ан­титела вырабатываются только определенными клетками иммунной системы и действуют против вирусов строго из­бирательно. Антитела, защищающие организм от одного ви­руса, в ответ на внедрение которого они образовались, бес­сильны против другого вируса.
Кроме того, антитела «начинают поступать в кровь лишь через несколько дней после заражения. Неисчислимые полчища новых вирусов образуются гораздо быстрее, и защит­ные тела могут просто-напросто не успеть» (А. А. Смородинцев, «Пограничная застава организма», 1983). Интерферон же защищает организм уже в первые часы после заражения, «пока не подтянутся основные защитные силы — антитела, направленные уже непосредственно против вторгшихся ви­русов».
Клетка, пораженная вирусом, выделяет интерферон в качестве противовирусного вещества к соседним клеткам, мобилизуя их на борьбу с размножающимся вирусом. Интер­ферон непосредственного воздействия на вирус не оказывает, и это не позволяет вирусу приспособиться к интерферону, выработать против него резистентность (сопротивляемость).
Установлено, что интерферон не проникает в клетку, а связывается с особыми рецепторами на цитоплазматической мембране. Интерферон воздействует на мембраны выделившей его клетки и соседних клеток. Соединяясь с рецепторами мембраны, интерферон вызывает внутриклеточную продукцию веществ, подавляющих размножение вирусов, воздействует на аппарат клетки так, что она становится непригодной для размножения вирусов.
Пораженная вирусом клетка погибает из-за проникновения в нее вируса, но при этом усиливает защиту соседних клеток от вирусов. Выделяемый погибающей клеткой ин­терферон преследует вирусы, защищая соседние клетки. После контакта с интерфероном каждая клетка погибает вместе с проникшим в нее вирусом, но вирус при этом не оставляет потомства. Интерферон, выделенный пораженной клеткой, током крови разносится по всему организму и ак­тивирует защитные реакции.
Антитела крови уничтожают вирусы вне клетки, обезвреживают вирусы путем соединения с ними. Интерферон же действует только внутриклеточно, вызывая разрушение генетического механизма воспроизводства вируса, не соединяясь с ним. Интерферон защищает организм практически от всех вирусов.
Универсальность интерферона в борьбе с вирусами породила надежду на возможность использования его в каче­стве перспективного средства защиты от вирусных заболе­ваний, поскольку антитела обычно образуются лишь в кон­це вирусного заболевания. В наше время известно около 500 различных вирусов, способных вызывать заболевания человека, в том числе и злокачественные. Создание дей­ственных вакцин против вирусов практически невозможно, так как вирусы легко подвергаются мутациям, в результате которых вакцины перестают действовать.
Интерферон проявляет свое действие по типу катализатора: в процессе контакта с клетками расходуется ничтож­но малое его количество. Но интерферон не является ката­лизатором. В специальной литературе можно встретить со­общения о большой потенциальной силе интерферона, о том, что одна его молекула способна защитить от вирусной ин­фекции несколько тысяч клеток. Подобные заявления аб­сурдны, так как каждый специальный рецептор на клеточ­ной мембране соединяется, по крайней мере, с одной молекулой интерферона. И эта молекула эффективно сработает только в том случае, если в эту же клетку проникнет вирус.
Однако интерферон существенно не увеличивает защищенность людей, например, от гриппа. Исчерпывающего объяснения этого явления пока нет. По нашему мнению, причина кроется в преувеличении возможностей интерфе­рона и недооценке возможностей вирусов. Вот как рисует картину происходящего в организме известный специалист, доктор медицинских наук А. А. Смородинцев (1983):

«Период образования многих тысяч молекул интерферона намного меньше, чем время производства вирусного потомства. А раз так, клетка успевает опередить агрессора и построить оборонительные сооружения».

Но ведь это явная фальсификация событий. В действительности наблюдается прямо противоположная кар­тина. В любом руководстве по микробиологии можно най­ти красочное описание размножения вирусов, при котором из ядра погибающей клетки, в которую внедрился вирус, через 20 минут высыпаются 100 свежих вирусов, потомков первого. В течение часа с момента внедрения в клетку пер­вого вируса все эти 100 вирусов могут дать каждый по 100 ви­русов, их станет 104, да еще эти 104 вирусов успеют дать по 100 потомков каждый. Вирусы — это не живые клетки, им не нужно тратить время на созревание, на прохождение дифференцировки. Через час с небольшим в организме из одного-единственного вируса может оказаться 106 его потомков! Это же миллион потомков! А интерферона еще нет, он по­является только «в первые часы заражения». Еще через 40 минут количество вирусов в организме может перевалить за миллиард! Интерферон все это время еще «зреет». Пото­му и не успевает интерферон догнать размножающиеся с опережением вирусы. Специалисты же продолжают выстраивать нереальные перспективы победы над гриппом, карти­ны победного шествия интерферона. Естественно, пол­ностью отрицать противовирусную действенность интерфе­рона нельзя, но не следует подменять реальность домы­слами.
Отсутствие значительных успехов в борьбе с вирусными инфекциями при использовании интерферона заставляет специалистов прибегать к оправдательным объяснениям, ссылкам на возраст больных, холодное время года и т. д.
Процесс образования интерферона очень сложен и еще до конца не познан. Так, до сих пор неизвестно, присутствует ли в клетке низкомолекулярный белок до проникнове­ния в нее вируса. С уверенностью можно сказать лишь, что количество интерферона начинает нарастать сразу после нарушения вирусом границ клетки.
Исследованиями установлено, что у детей до трех лет и у пожилых людей (старше 60-65 лет) интерферон образуется медленнее и в меньших количествах. Но и в этих возрастных группах люди по-разному реагируют на контакты с вирусами.
Менее интенсивно интерферон продуцируется клетками слизистой оболочки верхних дыхательных путей и в холодное время года. Эти данные могут частично объяснить рост заболеваемости людей вирусными инфекциями в это время года и более тяжелое течение их у маленьких детей и пожи­лых людей.
Защитный эффект интерферона снижается, если человек ослаблен переутомлением, нервными переживаниями, хроническими заболеваниями.
Выработка интерферона организмом имеет индивидуальные отличия, накладывающие отпечаток и на противовирус­ный его ответ.
Не обходится без курьезов. В печати можно встретить раздраженные отклики людей по поводу неэффективности ин­терферона в случаях, не связанных с вирусной инфекцией (переохлаждение и т. п.). Интерферон, рекламируемый как самое современное и самое действенное средство в борьбе с гриппом, естественно, в таких случаях не помогает.
Интерферон образуется не только в клетках организма, но и вне его, в клетках, культивируемых изолированно, от организма. Это позволило организовать производство интерферона сначала для лечебных, а затем и для профилак­тических целей.
В специальной литературе ценность интерферона как лечебного препарата усматривается в его полной безвредности для организма даже в очень больших дозах. Однако в больших дозах интерферон не безвреден. Полную безвредность интерферона для организма опровергает А.Балаж (1987):

«...Следует упомянуть о широко известных интерферонах. Вскоре после открытия интерферона ученые поняли, что наряду с противовирусной активностью он обладает еще способностью подавлять пролиферацию (разрастание. — М. Ж.) клеток... Если приложить много усилий, можно использовать его противоопухолевую активность. Но, к сожалению, он подавляет пролиферацию клеток всех типов, без разбора».

Что касается антивирусной активности интерферона, то, как уже говорилось выше, она проявляется не сразу, а лишь через несколько часов после того, как вирус воздействует на клетку. За это время вирус успевает основательно закрепиться в организме, размножаясь очень быстро и опережая действие интерферона. Интерферон практически не прекращает развития вирусной инфекции, он лишь ослабляет ее развитие.
Интерферон быстро выводится из организма. При парентеральном введении интерферон очень быстро инактивируется (период полураспада около 20 минут). Поэтому для про­филактики, а тем более для лечения вирусных инфекций требуется большое количество этого препарата и частое его введение.
Интерферон, выпускаемый для лечебных целей, в ряде случаев получается малоактивным и не оправдывает возлагаемых на него надежд. Необходимо увеличение активно­сти во многие сотни раз. Лучшие образцы интерферона мас­сового производства имеют такую активность.

А. Балаж (1987) об интерфероне: «Это не однородное вещество, а группа веществ, молекулярная масса которой укла­дывается в интервале от 1,2 х 104 до 6,7 х 104. Хотя интер­ферон и был открыт в 1957 г., очистить его до гомогенного (однородного. — М. Ж.) состояния удалось лишь к 1976-1978 гг. Тогда же определили его аминокислотный состав... Когда интерферон открыли, из 1 мл суспензии клеток извле­кали всего 10 ME интерферона, а теперь — 100 000!».

Ведется поиск средств, которые заставили бы клетки производить больше собственного (эндогенного) интерферона, подобно тому, как это делается с экзогенным интерфероном. Поиск препаратов-индукторов (интерфероногенов), в том числе синтетических имитаторов вирусов, не привел к получению веществ, пригодных для медицинской практики.
Вне организма человека экзогенный интерферон получают из лейкоцитов донорской крови, так как эффективен только интерферон, извлеченный из человеческих клеток. В специальной литературе приводились сведения, что для получения одной дозы интерферона приходится расходовать до 1 л донорской крови. Разработаны способы очистки ин­терферона от балластных белков и получения концентри­рованного высокоактивного интерферона, который несколь­ко более успешно применяется как лечебное и профилакти­ческое средство.
Ставится задача увеличения продолжительности действия интерферона. Эффект его кратковременен, препарат приходится вводить многократно на протяжении курса ле­чения, и это не позволяет использовать его в достаточно широкой практике. Стимуляция выработки интерферона в организме безвредными живыми вакцинами полиомиели­та, гриппа, свинки продолжается всего 5-7 дней.
Появилось сообщение профессора Г. Д. Засухиной (1985) о том, что интерфероны защищают человеческие клетки, культивированные в пробирке от действия быстрых нейтро­нов и от гамма-излучения. Клетки, предварительно обрабо­танные интерфероном даже в невысоких концентрациях, не только выживают после облучения, но и почти полностью предотвращается вредное действие быстрых нейтронов на структуру их хромосом. Так, в наши дни представляется возможным создать сенсацию об антирадиационной панацее. Казалось бы, теперь достаточно обработки интерфероном — и человеку не грозит радиация. Или, еще того проще — че­ловек заразился гриппом, и ему уже не страшна никакая радиация. На кого рассчитаны подобные научные мифы?
Интерферон в определенной мере защищает клетки организма от всех вирусов, включая и те, которые вызывают раз­витие злокачественных опухолей. Такие злокачественные опухоли составляют небольшую часть общего их числа. Но именно этот аспект одновременного противовирусного и противоракового действия интерферона заслуживает самого серьезного нашего внимания.
Строго говоря, речь может идти только о действии интерферона против вирусов, вызывающих развитие злокаче­ственных опухолей — онкогенных вирусов. Однако проти­вораковые возможности интерферона в специальной литературе трактуются без должных оснований расширительно. К сожалению, коммерческие соображения, интересы фи­нансирования заведомо бесплодных научных исследований и т. п. ведут к созданию и популяризации очередных меди­цинских мифов, искажающих научную сторону вопросов.
По данным А. А. Смородинцева, из зарубежного опыта известно, что высокоактивный интерферон довольно успешно используется для лечения не только простудных (вирусных), но и опухолевых заболеваний. Отечественные экспе­риментальные данные говорят о том, что можно ограничить опухолевый процесс, если высокоактивный (только высо­коактивный!) интерферон принимать как можно раньше и в течение достаточно длительного времени.
По данным академика В. Д. Соловьева, гамма-интерферон, вырабатываемый Т-лимфоцитами, гораздо сильнее, чем лейкоцитарный альфа-интерферон, действует на опухоле­вые клетки. Однако полезные для онкологии реальные результаты, кроме непосредственного воздействия интерферона на опухолеродные вирусы, здесь теоретически невозможны, хотя академик В.Д.Соловьев и говорит о перспективах гамма-интерферона в онкологии.

«Исследования показали, что интерферон действует на клетки, пораженные возбудителями заболеваний, в частно­сти, на злокачественные (например, при лейкемии), как в эк­сперименте, так и в клинике. Такие данные были получены во многих отечественных и зарубежных лабораториях и не вызывают сомнений. Это принималось во внимание при изу­чении терапевтического воздействия интерферона на зло­качественные новообразования. В последние годы мы со­вместно со специалистами Всесоюзного онкологического научного центра АМН СССР изучаем действие этого препа­рата при лейкозах у детей. Полученные результаты обнаде­живают, однако говорить об эффективности интерферона в онкологической практике пока преждевременно. Потребу­ются немалые усилия специалистов и время. Но даже если интерферон оправдает лишь часть тех надежд, которые впол­не обоснованно возлагаются на него сегодня, это уже откро­ет новые перспективы в профилактике и лечении вирусных и опухолевых заболевании» (В. Д. Соловьев, «Оружие само­защиты», 1984).

Но как перевести этот дифирамб интерферону на правдивый язык фактов? Это делают А. И. Коротяев и Н. Н. Лищенко («Молекулярная биология и медицина», 1987):

«Противоопухолевое действие всех видов интерферона проявляется при концентрациях в 30-50 раз больше, чем противовирусное, и эффект проявляется в 4-8 раз медлен­нее».

Весь опыт иммунологии настоятельно требует признания еще одного постулата, в котором говорилось бы, что самые активные и полезные защитные элементы собственного организма, если концентрации их в десятки раз превышают нормальные, всегда оказывают разрушительное действие на организм. Академик Р. В. Петров (1987) пишет, что гипергаммаглобулинемии, как правило, злокачественно опухолеродны (миеломы, лимфомы). Это мы будем подробно анализировать в следующих главах. Но уже теперь, говоря об интерфероне, мы заявляем, что все публикации о полной безвредности для организма высоких концентраций интерферона являются в лучшем случае непреднамеренной дезинформацией. Это противоречит самой сути биологических явлений.
Изложенные выше сведения об интерфероне позволяют поставить принципиальный вопрос: может ли интерферон оказывать сколько-нибудь решающее и при этом безопасное влияние в защите человека от раковых заболеваний?
Ответ должен быть принципиально отрицательным во всех случаях, кроме прямого обычного действия интерферона на опухолеродные вирусы.
Говорить об успешном и безопасном применении интерферона для лечения хотя бы одного вида лейкоза, пусть даже только у детей, что само по себе было бы большой удачей, не представляется возможным. Интерферон по существу своему не может стать избавителем человечества от основ­ной массы раковых заболеваний, и, следовательно, не защит­ным действием интерферона на организм человека объяс­няется фактическая защищенность людей от рака в 83 % случаев. Этого не способны обеспечить мощные представи­тели иммунной системы в организме — макрофаги, этого нельзя ожидать от Т-лимфоцитов, В-лимфоцитов, антител плазматических клеток. Тем более, этого не следует ожидать от слабейшего представителя иммунной системы в организ­ме — интерферона.
Многообещающие заявления авторитетов медицины о будущих успехах интерферона в лечении опухолевых заболеваний, для чего, согласно этим заявлениям, нужны всего лишь большие дозы интерферона и очень длительное его применение, сделали актуальными принципиально новые способы получения неограниченных количеств интерфе­рона без затрат донорской крови, появившиеся в начале 80-х годов. Они связаны с возможностью синтеза чело­веческого интерферона бактериальными клетками, в кото­рые методами генной инженерии введены соответствующие гены человека. Таким путем уже получают препараты очищенного интерферона, с высокой активностью. Хотя кишеч­ная палочка, применяемая для продукции интерферона, не выделяет его в питательную среду, что затрудняет очистку препарата, ведутся поиски путей придать ей такую способ­ность.
В следующих главах мы приведем доказательства того, что разговоры о возможности лечения опухолевых заболеваний с помощью интерферона основаны на непонимании процесса развития раковых опухолей. Увлекаясь интерфероном, специалисты этого направления не потрудились хо­рошенько изучить природу самих опухолей, которые они со­бираются побеждать с помощью интерферона.
Что послужило основанием для подобного научного заблуждения сторонников интерферона?
В специальной литературе имеются сообщения о том, что интерферон в нормальных концентрациях способен воспрепятствовать удвоению количества ДНК вируса, внедрив­шегося в ядро клетки, а в высоких концентрациях способен воспрепятствовать удвоению количества ДНК опухолевой клетки (А. И. Гнатышак, 1988, и др.).

А. Балаж (1987): «У интерферона разнонаправленный механизм действия. Он препятствует репликации чужеродных нуклеиновых кислот (как раковых клеток, так и вирус­ных) и стимулирует отдельные группы иммунной системы, например активирует Т-лимфоциты типа "убийц"».

Однако эти сообщения, основанные на лабораторных экспериментах «в пробирке», далеко не во всем совпадают с тем, что происходит в условиях самого организма. В эксперименте интерферон всегда контактирует с опухолевыми клетками. В живом организме опухолевые клетки развиваются длительное время (годами) в условиях, при которых интерферон не имеет к ним доступа. Они оказываются доступными для интерферона только тогда, когда из опухоле­вых превращаются в раковые и процесс заходит очень дале­ко, когда часто практически уже невозможно бывает оказать организму помощь всеми имеющимися в распоряжении ме­дицины средствами. В тех случаях, когда интерферон имеет доступ к некоторым раковым клеткам, эти клетки развива­ются неудержимо, и затормозить их развитие интерфероном любых концентраций, даже опасных, уже невозможно.
Таким образом, интерферон способен предотвратить развитие опухолевого процесса, инициируемого опухолеродными вирусами, но практически не способен оказывать лечеб­ное действие при уже сформировавшихся опухолевых про­цессах.
Необходимо признать, что, заканчивая главу, специально посвященную интерферону, мы ни словом не обмолви­лись о главном его назначении в организме человека. К со­жалению, главное назначение интерферона пока практичес­ки не выяснено. В этой главе мы привели лишь известные факты об интерфероне; наши соображения о главном его на­значении читатель найдет в главе IX этой работы.

Содержание материала